Живут в браке, но питаются отдельно: жене готовить лень

Живут в браке, но питаются отдельно: жене готовить лень

– …Ой, мы когда с Игорем поженились, полгода, наверно, до хрипоты ругались из-за этой еды! – со смехом рассказывает тридцатилетняя Татьяна. – Мне казалось, его просто не прокормить! Он мог целую курицу за ужином съесть и спросить – а что, мол, еще у нас есть покушать, что-то я не наелся совсем? Я в шоке была. Мы с мамой раньше, до моей свадьбы, жили вдвоем, еда для нас была вообще не проблема, а с Игорем я только и делала, что стояла у плиты. И при этом ему вечно не хватало еды, ты можешь себе такое представить? Я уже разводиться хотела…

Игорь, муж Татьяны, мужчина довольно крупный: плотный, да еще и высокий, в юности занимался спортом, и кушать действительно привык много. В доме у них было три мужика – Игорь и отец с братом, и мать таскала из магазина продукты тележками, а готовила в промышленных масштабах. Если борщ – то большую кастрюлю, густой, со сметаной, если пироги – то целый тазик, если котлеты – то штук двадцать сразу крутила, не меньше.

Еды в доме свекрови было всегда много. В холодильнике стояли кастрюльки, банки с консервацией, заготовки, морозилка всегда была забита под завязку, мать могла мгновенно собрать на стол – готовить она любила и радовалась, когда домочадцы за обе щеки уплетали ее стряпню. И ни у кого никогда не было ощущения, что он берет и съедает сейчас последний кусок в семье.

Остатки после ужина убирали в холодильник, на завтрашний обед, или завтрак, или просто перекус. Игорь с братом могли и ночью встать и пойти пошуршать на кухне, если проголодаются – а что такого-то, дома же. Мать только хмыкала, обнаружив утром пустые чугунки и сковородки.

Татьяна же от всего этого была просто в шоке.

– В первое время сделаю нам по котлете, по плошке салата капустного – нормальный ужин, я считаю! Говорю, Игорь, мой руки, иди есть. Он приходит и спрашивает – а где еда? Ну вот же стоит твоя порция, отвечаю. У него глаза по ложке – что, и это все, правда, что ли? Мне, говорит, таких котлет нужно штук десять только одному. Я за голову хваталась – куда такими порциями, ты с ума сошел, нельзя столько есть, тем более вечером, это просто вредно для организма! А он – почему нельзя-то, если я хочу, не голодным же мне сидеть? Продуктов в магазине достаточно, денег тоже, в чем проблема?..

На следующий день Таня делала ему две котлеты, но и двух, о ужас, Игорю было мало. Они действительно ссорились до хрипоты. Таня пыталась приучить мужа есть поменьше, а тот искренне не понимал, почему он должен сидеть голодным.

– Да сделай побольше фарша, накрути два десятка котлет, картошки почисти не две штучки, а кастрюлю, свари, добавь маслица, укропа побольше… Что ты как украла! Жалко тебе, что ли, я не понимаю!

Таня только вздыхает.

– Он правда не понимал, что одно дело после рабочего дня почистить четыре картофелины, например, и другое – целую кастрюлю. И с фаршем то же. Две-три котлеты можно сделать за десять минут, а двадцать можно лепить и жарить полвечера. А я с работы, между прочим, точно так же, как и он. Мне тоже хочется не у плиты стоять с этими котлетами или блинами, а быстренько перекусить и заняться чем-нибудь приятным! Кино посмотреть, почитать, в интернете посидеть.

Игорю действительно пришлось это все объяснять, и реакция его была бесподобной:

– Так вооот оно что! Тебе, оказывается, просто лень готовить?

Таня просто задохнулась от возмущения. Мол, если тебе не лень, готовь себе сам, вот и все! Хоть двадцать котлет, хоть пятьдесят, и ешь, сколько хочешь.

– Сказала ему, что мне готовить не надо – я вон вечером яблоко сжую, и мне достаточно! Вообще, всю эту канитель с готовкой развожу только из-за него. И с сегодняшнего дня прекращаю! Да, мне лень, вот такая я плохая. Ты хороший – готовь сам!

Готовить, конечно, Игорь не стал – первое время заказывал еду из ресторанов, что обходилось довольно-таки недешево. Потом нанял женщину, живущую неподалеку. Она составляет меню, закупает продукты и готовит у себя дома – за деньги, разумеется. Примерно через день вечером после работы Игорь заезжает к ней за своими ужинами.

Еда Игоря стоит у них на отдельной полке в холодильнике, Таня к ней не притрагивается. В таком режиме они живут уже пару лет. За это время у них родился ребенок, которому сейчас десять месяцев. Таня сидит в декрете, получает какие-то выплаты. Игорь сменил работу, по его словам, очень удачно, но размер его зарплаты Таня не знает. Он дает двадцать пять тысяч своей матери, двадцать пять – Тане, остальное оставляет себе. «Остального», полагает Татьяна, в несколько раз больше, чем Игорь отдает в семью, но точных цифр не ведает.

Из «своих» денег Таня платит коммуналку – живут они, кстати, в добрачной квартире Игоря – и, собственно, покупает все, что нужно ей и ребенку: еду, памперсы, одежду, обувь. Мягко говоря, не шикует. На необходимое денег достаточно, но откладывать совсем не получается.

Игорь питается и вообще живет на свои, и многие Танины подруги такого не понимают: это, мол, не семья, вот так жить.

Кто-то начинает расспрашивать:

– Слушай, ну вот он сидит вечером, ест свое, а если ты у него попросишь, то он что? Неужели не даст?

– Да я не прошу у него никогда! Мне не надо! – запальчиво отвечает Таня. – Для меня еда вообще не проблема, творожок могу съесть или банан, кашу себе сварить…

Как считаете, действительно кошмарная ситуация? Живут вместе, а питаются раздельно? Что думаете?

рейтинг: 5 из 5, голосовало 1