Ты ДОЛЖНА меня обеспечивать так же, как и отец. Я имею на это право!

Ты ДОЛЖНА меня обеспечивать так же, как и отец. Я имею на это право!

Даша машинально кинула в корзину пару носков за двадцать пять рублей. Для себя.

— Ты хочешь оплатить свои покупки деньгами папы?

Мама не знала, как ответить на вопрос 15-летнего Максима. Папа подростка пару дней назад «порадовал» ребенка алиментами, размером в шесть тысяч пятьсот рублей. На эти деньги Даша решила одеть сына.

— Чего? – переспросила женщина, не веря своим ушам.

— Это же мои деньги. Ты решила и себе что-то с них прикупить?

С трудом Даше удалось не заплакать, но пару носков она положила на место.

— Крутой свитшот, пойду мерить, – Максим снял пару кофт с вешалки.

Даша покрутила ценник – две триста. Если сложить стоимость джинс, брюк, рубашки и пары футболок, то вместе с этим свитшотом наберется сумма, которая намного больше отцовской милости.

— Подошла! – довольный Максим кинул кофту в общую корзину выбранных вещей. – На кассу?

— Да.

Продавец с улыбкой пробила каждую вещь и аккуратно уместила в пакет.

— С Вас семь тысяч пятьдесят рублей, — так же улыбчиво огласила она.

— У нас есть шесть пятьсот. ТВОИХ денег тут не хватает. Убери то, что тебе кажется менее необходимым сейчас, — повернувшись к Максиму, сказала Даша.

— Я не обязан ничего убирать. А вот ты ДОЛЖНА меня обеспечивать так же, как и отец. Я имею на это право, так что добавь.

— Ладно. – Дарья достала из кошелька тринадцать тысяч, положила на прилавке. – Это твоя месячная норма. Теперь за этот счет ты будешь есть, покупать одежду, давать денег репетитору. Пока. – Даша вышла из торгового центра.

Максим пришел домой через два часа с плотно набитыми сумками.

— Я купил кроссовки. Тоже крутые. А что поесть дома?

— Ты купил обувь из настоящей кожи? Потому что, если денег у тебя больше нет, придется их варить.

— Я не шучу, мама.

— И я. Приятного аппетита.

— Я пойду звонить папе.

— Давай, – еле заметно улыбнулась Даша.

Максим набрал номер отца:

— Привет. Папа, мама до конца месяца поставила запрет на еду. Я могу к тебе приехать? Уезжаешь на время отпуска? Отлично тебе, а вышли мне тысячи три? Денег нет… Понял, пока.

— Ну как, чего добился?

Максим молча ушел в свою комнату.

Минут через десять раздался звонок у Даши.

— Что у вас происходит?

— Максим тут внезапно понял, что мы ему обязаны, а он имеет право, – женщина в подробностях рассказала бывшему супругу о конфликте.

— Ясно. Но лишать пацана еды – это неправильно. Ты корми его, но тогда за еду я вычту из алиментов в следующем месяце. Отдашь Максу остаток. Будет вести себя так же – загоняй в долги, пока не поймет. Интернет обруби, он его не оплачивал. Молодежь сегодня больно умная.

Отсутствие интернета вызвало реакцию намного сильнее, чем отсутствие еды.

— Ты, мам, совсем что ли?

— Из нас двоих, совсем – это ты. Совсем умный, чтобы финансами распоряжаться и права свои отстаивать. Инет тоже стоит денег. А ты человек взрослый, и сам обязан свои удовольствия покупать.

— Я буду жить с папой, ясно?

— Ну да, там в семье двое детей. Ты там очень нужен!

— Уеду, вот увидишь.

— Желаю удачи. А еще папа сказал, что ты можешь до конца месяца кушать, но это будет в долг. Он оплатит мне расходы в счет алиментов.

Подросткового максимализма хватило на пару суток. Даша вслух читала квитанции за коммунальные услуги, показывала чек из магазина. Максим, наконец, понял, что мама тратит намного больше, чем папины алименты. Он понял, что нагрубил и нашел в себе мужество принести свои извинения родителям.

А Даша уже точно знала, что в следующий раз в день выплаты алиментов купит себе пар десять носков. Просто так, пусть лежат.

 

рейтинг: 3 из 5, голосовало 3