Болезнь маленького Сережи сделала его "лишним" в собственной семье

Болезнь маленького Сережи сделала его "лишним" в собственной семье

На двухгодовалого Серёжу невозможно было смотреть без слез: худенький не по возрасту, истощенный и измученный длительной болезнью малыш полулёжа сидел на руках у медсестры под аппаратом оксигенотерапии, из маленькой груди торчал подключичный катетер. И самое ужасное, что он был никому не нужен. Медики на автомате выполняли свои профессиональные обязанности, а родные, судя по всему, считали его настоящей обузой.

 

Перед майскими праздниками.

 

Серёжу вместе с мамой Светланой привезли на "скорой" в один из апрельских дней. Ребенок задыхался, высокая температура не сбивалась. У малыша диагностировали двухстороннюю пневмонию, что отягощалась врождённым пороком сердца.

 

Со Светланой было очень тяжело вести диалог – женщина была агрессивна, и мне лично показалось, что она была вся в своих мыслях. Больше всего меня удивило ее стремление вернуться домой. Она спрашивала о выписке с первой минуты госпитализации.

 

При первом же осмотре низкий социальный статус семьи был налицо – от женщины и ребенка неприятно пахло, одежда была грязной, кожные покровы головы и шеи малыша покрывали корки стрептококковых гнойничков. У Серёжи был сильный недовес и рахит со всеми составляющими (искривленные ноги дугой, огромный незаросший родничок и сильно выпирающая, словно киль, грудь).

 

Шестой – лишний.

 

30-го апреля Светлана слёзно попросила меня отпустить ее на майские праздники домой. Ее ждали дома пятеро детей, среди которых, помимо Серёжи, двое совсем маленькие, а муж работает, за ребятишками временно присматривает знакомая. Я дала согласие.

 

Майские праздники прошли, потом день, два, неделя, а Светлана так и не появилась. Все звонки она сбрасывала или отвечала с просьбой пойти "куда подальше", пока заведующая отделения не отправила ей грозное голосовое сообщение о том, что мы вызовем органы опеки и попечительства и полицию.

 

 

Через 2 недели Светлана явилась к нам в больницу, только не с целью сопровождения ребенка, пока он в больнице, а для того, чтобы написать заявление с просьбой поместить сына в Дом ребенка. Было ужасно наблюдать, как малыш радостно выбежал матери навстречу, раскрывая маленькие худенькие ручонки в объятиях, а женщина, взяв его на руки, усевшись, принялась писать отказ от него. "Вам никогда меня не понять. Он постоянно болеет, – оправдывалась Светлана, – у меня кроме него ещё пятеро детей. Мне что теперь, бросить всех и таскаться с ним? Да, мы получаем деньги за инвалидность на него, но это копейки. Нам не на что жить, нечем кормиться".

 

Поспешно расписавшись в присутствии работников органов опеки, Светлана поправила юбку и направилась на выход под жалобный, хриплый плач собственного сына. У всего отделения стоял ком в горле от всей этой ситуации.

 

Через некоторое время ребенка забрали сотрудники Дома ребенка. К этому моменту малыш здорово к нам привязался, хотя периодически беспричинно сильно плакал – искал мать. Мы вылечили пневмонию у маленького Сережи, поставили его на ноги, но душевные раны, оставшиеся у него после предательства самых близких людей, исцелить вряд ли кому-либо удастся.

рейтинг: 5 из 5, голосовало 1